zakon73 (zakon73) wrote,
zakon73
zakon73

Category:

Экстремизм рядом. Власть бездействует.

Терроризм, ваххабизм, ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная в России) – эти и многие другие слова за последние годы намертво впаялись в наш лексикон. Когда думаешь об этом, возникает двоякое чувство. С одной стороны, все понимают, что опасность есть, и она велика. С другой – в коллективном сознании это все равно где-то там, в Сириях и Палестинах, но не у нас. А ведь это объективно не так – мало того, что теракты напрямую угрожают россиянам на суше, море и в воздухе, так еще многое указывает на то, что внутри России идет активная работа по насаждению экстремистской идеологии.  Некоторые богословы и религиоведы откровенно бьют тревогу: мы проигрываем сражение за умы верующих.


ГОЛОВУ В ПЕСОК
Вот, например, мнение известного социолога и религиоведа при Министерстве юстиции РФ Романа Силантьева: «ИГИЛ имеет все параметры настоящего государства.  У них есть армия, есть система образования, система налогообложения, есть собственная валюта, и главная их идеология – ваххабизм. В России сейчас насчитывается около семисот тысяч сочувствующих им (!!!), а это означает, что нам стоит опасаться возможных терактов. Возможно, они уже начались. «Профилактическое лечение» ваххабизма в мире затруднено отсутствием у мусульман единого лидера, с которым можно было бы прийти к договору. Только в России сейчас четыре муфтията, которые между собой не всегда могут найти общий язык. К тому же ислам породил многочисленные секты. Нынешний ваххабизм ИГИЛа вобрал в себя сильнейшие черты сектантских идеологий. И если в христианстве раскол между православием или католичеством с баптистами, иеговистами очевиден, то грань между  традиционным исламом и сектантским провести очень непросто. И немаловажная разница – если христиане способны противодействовать близким к ним по учению сектам, то мусульмане с этим не справляются». Эпатажный, но не лишенный смелости и принципиальности религиовед Раис Сулейманов открыто говорит о настоящем расцвете экстремистской теологии в Татарстане – и ему сложно не поверить.  Но при этом открытой дискуссии с участием представителей всех ветвей российского ислама, гражданского общества и власти, как не было, так и нет.  Похоже, что и религиозные деятели, и органы власти просто прячут голову в песок, пытаясь игнорировать проблему, делая вид, что ее как бы не существует. Но это, увы, не так (Ульяновская область – яркое тому подтверждение), и последствия такого небрежения могут быть трагичны.

УЛЬЯНОВСКИЕ ПЕРСОНАЖИ
Если рассмотреть с высоты птичьего полета мусульманскую общину Ульяновской области, то она выглядит в точности так, как описывает российский ислам религиовед Силантьев: большое количество верующих (сказывается близость к Татарстану и интенсивность миграционных процессов), отсутствие единого центра, разномастность религиозных убеждений и влияний. Информация о профильной проблематике, ставшая достоянием общественности, тоже свидетельствует о характерных трудностях и проблемах. Так, в 2011-ом году был разоблачен и осужден гражданин Азербайджана Абдулов, организовавший региональную ячейку «джамаата Рисале-и Нур», исповедующего взгляды экстремистского и пантюркистского движения «Нурджулар». В 2013-ом в Петербурге задержан и впоследствии также осужден «нурджуларец»  Ширази Бекиров, впервые попавший на «радары» спецслужб в 2011-ом году в Ульяновске – по сообщениям ФСБ, группа Бекирова занимались шпионажем на территории России, "решала широкий спектр задач в интересах разведки" и пыталась завербовать людей во властных структурах. В прошлом году Ленинский районный суд приговорил 31-летнего ульяновца Багира Казиханова к 3.5 годам колонии за организацию деятельности экстремистского объединения (все тот же «Нурджулар»).  В 2012-ом была раскрыта ячейка «Имарата Кавказ» в новоульяновской колонии, в которой состояли более 20-ти человек. Запрещенная литература, радикальное учение, активная вербовка сторонников – как говорится, полный набор, разве что пояса смертников не шили.  Следствие привело правоохранителей в дом к ульяновскому муфтию Руслану Байбикову, где искали «предметы и документы, свидетельствующие о противоправной деятельности запрещенной международной террористической организации «Имарат Кавказ»». За священнослужителя тогда вступился сайт чеченских сепаратистов «КавказЦентр», назвав заинтересованность правоохранительных органов его персоной «войной с исламом». И даже приводит очень характерные слова главного героя: «Нет таких понятий, как традиционный или нетрадиционный Ислам, а есть один Коран».  Примечательно, что на тот момент Байбиков входил сразу в несколько общественных советов при губернаторе Морозове и даже удостоился чести быть гостем на инаугурации тогдашнего мэра Александра Пинкова.

ВСТУПИЛИСЬ ЗА ИМАМА-СЕКТАНТА
И это только то, что всплыло на поверхность, причем далеко не все. С одной стороны, может показаться, что ситуация под контролем: ведь работают органы, обезвреживают, ловят, сажают. С другой, если вникнуть в детали, то возникают серьезные вопросы. Возьмем, к примеру,  дела столь неравнодушной к нашему региону секты «Нурджулар».  В 2011-ом, когда оперативники положили лицом в пол конспиративной квартиры резидента Абдулова и 25 его слушателей, обнаружилось, что на встрече присутствовал… имам Центральной мечети Рустам Сафин.  Несмотря на то, что после допроса его отпустили и не предъявили никаких обвинений, прихожане были в шоке и призвали настоятеля к ответу.  Ответы были путанными и противоречивыми: на квартиру Сафин якобы попал случайно, его пригласили попить чаю; к «Нурджулар» он никакого отношения не имеет.  В общем, я не я, а лошадь не моя.  Однако протокол допроса, ставший достоянием общественности, сообщил совсем другую информацию. Оказывается, что «попить чаю» с нурсистами (основатель секты – тюркский богослов Саид Нурси) Рустам-хазрат ходил регулярно на протяжении 11(!!!) лет. Видимо, уж очень особый чай подавали на этих встречах. Более того, иногда эти чаепития проходили под крышей Центральной соборной мечети с ведома имама. Он также был осведомлен, что его ближайший помощник был в сектантской ячейке одним из ключевых людей. Сафин прекрасно знал (сам в этом признался), что книги Нурси, которые они читали за чашкой чая, были признаны экстремистскими и запрещены в России. Дальше – больше: некоторое время данная литература хранилась в его кабинете; он знал, как и через кого осуществлялось финансирование ячейки; он неоднократно встречался с руководителем Абдулова Али Исханом, когда тот приезжал в Ульяновск. И много-много других подробностей, которые свидетельствуют, что Сафин не просто любитель чая, но человек, как МИНИМУМ поощрявший деятельность экстремистски настроенных сектантов. Часть прихожан посчитала, что подобный деятель больше не имеет права оставаться на своей должности и выступила с протестом.  Но помощь настоятелю с подмоченной репутацией пришла, как говорится, откуда не ждали: со стороны заместителя муфтия области Расуля Фаткуллова и помощника спикера Законодательного собрания области по религиозным вопросам Марселя Габитова, которые на общем собрании выступили с призывом поддержать Рустама-хазрата. Присутствовавшие на встрече представители облправительства глубокомысленно молчали, подтверждая расхожую истину о том, что молчание – знак согласия. И Сафин устоял, несмотря на разгромные публикации в прессе и акции протеста.
А ОН ОПЯТЬ ЗА СВОЕ
Сочувствующие и добрые люди могут сказать: ну, оступился, с кем не бывает. Зато теперь будет знать, не повторит таких ошибок. И, к сожалению, будут неправы. В свое время информация, которая сейчас попала нам в руки, не была оглашена. А жаль. Согласно приговору Ленинского районного суда от 25.02.2015 по делу «нурджурларовцев»  Казиханова, Мелентьева и Кудряшова, Рустам Сафин продолжил участвовать в тайных встречах сектантов и способствовать распространению их идей. Напомним, что вакф (так называют главу ячейки) Багир Казиханов и его ближайшие помощники были задержаны в 2014-ом году за распространение литературы «Нурджулар» и вербовку новых последователей, а через год осуждены (главарь получил реальный срок, остальные – условный). Из приговора суда, в котором указываются все существенные обстоятельства дела, следует, что местом первичного захвата потенциальных адептов в сектантские сети была именно Центральная соборная мечеть города Ульяновск. В ходе следствия подсудимые неоднократно указывали, что Сафин принимал участие в чтении дарсов (текстов Саида Нурси) и до, и после событий 2011-го года. Один из свидетелей, хорошо знающий ситуацию изнутри, показал, что Сафин никогда не был просто любителем попить чая, а являлся, наряду с Абдулловым, сооснователем и одним из руководителей сектантской ячейки.  После того, как в 2011-ом Абдуллов был выслан из страны, а муфтию удалось избежать наказания, именно последний сделал все возможное для того, чтобы пламя Нурси не угасло на Ульяновской земле. После того, как приехал Казиханов, Сафин помогал ему находить новых людей среди прихожан мечети.  Свидетель даже называет муфтия духовным наставником вакфа. Другой свидетель сообщает, что «данная ячейка была организована под руководством имама Центральной соборной мечети г.Ульяновска Сафина Рустама».  Третий свидетель рассказывает, что первая попытка его вербовки состоялась все в той же Центральной мечети, в комнате имамов (!!!) – Сафина и находящегося ныне в бегах Хисанутдинова. А что же сам Сафин? Будучи допрошенным в ходе следствия, он сыграл в классическую молчанку – воспользовался 51-ой статьей о праве не свидетельствовать против себя.  И, видимо, благодаря этому, в очередной раз избежал наказания.
И ЧТО? И НИЧЕГО.
Приходится констатировать, что наша власть демонстрирует очень и очень странную позицию. И вопрос даже не в том, почему Сафин не осужден. Мы живем в каком-никаком, но все же в правовом обществе – могло действительно не хватить доказательств. Но вне суда, в обычном жизненном поле, для любого нормального человека очевидно: Сафин имел и имеет непосредственное и деятельное отношение к деятельности нурсистов в Ульяновской области.   Нет никаких сомнений, что у власть имущих достаточно неформальных рычагов, чтобы продавить нужное им решение. Смогли же отстоять имама-сектанта в 2011-ом? Прислали важных людей, в кулуарах обработали ключевых лиц. Ошиблись – бывает. Поставили не на того. Он взял и крупно подвел.  Ну так задействуйте те же рычаги, чтобы духу его больше не было на этом месте. Чтобы навсегда понял, что нельзя делать то, что нельзя делать! Но нет. Молчание. Никакой реакции. Никакого действия. И, кто знает, быть может, в данный момент Рустам Сафин сидит в очередной дарсхане и обрабатывает новых доверчивых послушников.

Subscribe

  • Проданный остров

    Уникальную природную жемчужину хотят заполучить в собственность родственники губернатора Морозова? В конце прошлого года ульяновские блогеры и…

  • Сложит ли Третьяк депутатские полномочия?

    Народный избранник от Ульяновской области оказался в центре громкого скандала Отставка высокопоставленного единоросса Владимира Пехтина с поста…

  • Инвестиционная политика по-морозовски

    Мутные схемы, скандалы, уголовные дела и неэффективность Ульяновский губернатор Сергей Морозов очень любит привлекать инвестиции в регион. Только…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments